Контент для flipped classroom, или как делать нескучные видеоуроки. 

Автор статьи:

 

Булавкин Иван Александрович,

 

директор центра развития электронного образования НОУ ВПО «Сибирский институт бизнеса и информационных технологий», г. Омск

Информационные технологии, особенно стремительное развитие интернета, в сочетании с талантом преподавателя, могут позволить изменить традиционную модель образования, вернее заменить ее более гибкой и адаптивной моделью.
Центральным элементом в новой модели образования должна быть активная деятельность учащегося, она должна быть организована таким образом, чтобы учащийся самостоятельно создавал для себя актуальные знания, а не усваивал уже готовые. 
Создание нового образования – это сложный путь, в особенности потому, что необходимо отказаться от того, что долгое время считалось правильным, не требующим доказательств. В лучшем случае доказательством эффективности того или иного приема в обучении является утверждение того, что это уже было и имело результат. Однако мы забываем, что тот положительный опыт был положительным в прошлом веке, при совершенно иных условиях. [1, С. 191]

Что же это за иные условия? Как изменился мир за последние несколько десятков лет? Интернет изменил мир до основания. Информация стала не просто более доступной, она создала новую экосистему, помимо реального мира, огромное число жителей нашей планеты существует в параллельном цифровом мире, более того, существование в цифровом мире серьезно отразилось на реальной жизни человека – на его психологических и даже физиологических особенностях. Мы даже не представляем себе насколько глубокие изменения в сознании человека делает интернет.

Развитие медиасферы и интернета наиболее заметно отразились на подрастающем поколении, всем известен феномен digital natives, но не всем понятно, как учесть особенности поколения цифровых аборигенов при создании учебного контента. 

Многие педагоги отмечают проблемы с мотивацией у современного ученика. Вероятнее всего, речь в данном случае идет не о проблемах с мотивацией у детей, а о проблемах с мотивированием своих учеников педагогами. Надо сказать, что те же самые дети, которые имеют, по мнению педагога, проблемы с мотивацией к обучению, имеют очень высокую мотивацию к другим формам деятельности, они вовсе не лишены интересов, как полагают некоторые коллеги, они просто предпочли что-то поинтереснее.
К сожалению, педагоги часто путают мотивацию с простым информированием учеников, о возможности получить неудовлетворительную оценку. 
Почему такая мотивация не работает? Потому что, это вовсе не мотивация.
Келли Макгонигал в своей книге «Сила воли. Как развить и укрепить» [3, 2012] описала нейробиологические механизмы мотивации. Считается, что дофамин – это гормон счастья, который отвечает за удовольствие, однако исследования показали, что этот гормон участвует в мощном механизме подкрепления желаний. Дофамин заставляет хотеть удовольствия, предвкушать счастье, а не быть счастливым. Человек, под воздействием дофамина, готов на любые действия, лишь бы достичь желаемого. Этот мощный эволюционный механизм позволил человеку выживать и терпеть любые испытания ради пищи и продолжения рода. Механизм подкрепления имеет и обратную сторону – он посылает сигналы и в центр, отвечающий за стресс, вызывающий сильнейшие переживания от одной только мысли упустить желаемое удовольствие. Стресс действует на человека разрушительно, снижает его когнитивные способности, подавляет силу воли. Обещая плохие оценки мы вызываем стресс у учеников, который становится сильным антимотивационным фактором.
Ожидание удовольствия, подкрепленное небольшим волнением, является эффективным мотивационным механизмом. Однако, с развитием медиакультуры и интернета, дофаминовые впрыски у современного ребенка происходят так часто, что он становится зависимым. Одна только реклама предлагает нам столько обещаний вкусной еды и сексуальных отношений, что это делает нас абсолютно зависимыми. Дофамин помогал человеку в древности в условиях дефицита, но в условиях потребительского общества, он становится довольно опасным.
Мотивация педагога не работает, потому что в основном вызывает стресс. Школа (колледж, вуз) сама по себе является фактором стресса, поскольку угрожает всему тому, от чего ребенок получает свои дозы дофамина. Мы заставляем его сидеть смирно, не пользоваться своими гаджетами и внимательно слушать учителя – не удивительно, что дети ненавидят школу.
Традиционная модель образования фактически не работает. В этой связи, многие педагоги обращают внимание на так называемое смешанное обучение (blended learning). 
В отечественной практике смешанного обучения выделяют несколько моделей [2,с. 56].
Группа «Ротация»: модели «Перевернутый класс», «Смена рабочих зон», «Автономная группа».
Группа «Личный выбор»: модели «Новый профиль», «Индивидуальный учебный план», «Межшкольная группа».
В своей практике, мы обратили внимание на модель «Перевернутый класс», поскольку она виделась нам более перспективной, прежде всего в силу материально-технического оснащения нашего вуза. Данная модель зародилась в США, ее основоположниками были школьные учителя химии Аарон Самс и Джонатан Бергман. Они впервые использовали ее на своих уроках, предоставив ученикам возможность самостоятельно изучать учебный материал дома во время просмотра видеолекций, на уроках ученики вместе с учителями на практических занятиях доказывали экспериментальным путем те теоретические выводы, которые они почерпнули, просматривая видеолекции.
Одним из недостатков использования модели «Перевернутый класс» является трудоемкость подготовки домашних видеолекций, поскольку помимо технических сложностей преподавателю необходимо создать лекцию, которую учащиеся действительно будут смотреть, это требует и интересной визуализации, и хорошей подачи материала лектором. 
Как сделать хороший (интересный) видеоурок? Прежде всего, любой видеоурок должен давать учебную информацию в контексте истории. 
Как вы думаете, как удается актерам помнить всю свою роль на протяжении спектакля?
Верно, она упакована в историю. Забыв роль, мы можем импровизировать так, что это не нарушит общего смысла, потому что мы помним основную мысль и сюжетную линию.
Драматургия упаковывает смыслы так, что мы не только не можем от них оторваться, но и долгое время забыть их.
Помните: «Весь мир театр! В нем женщины, мужчины – все актеры!»
Все мы немного лицедеи. Причем тут Шекспир? 
А при том! Любой человек соответствует определенным моделям поведения, у каждого человека запасено несколько таких моделей, они формировались в нас с самого начала нашей жизни. Это наш характер, это те прочные нейронные связи, которые отвечают за то, как мы реагируем на те или иные факторы окружающей среды. Это наш жизненный опыт.
Обучение – есть ничто иное, как привнесение новых моделей поведения или дополнение уже существующих.
Истории позволяют легко вплести новые смыслы в модель обучающегося, но только в том случае, если обучающийся станет героем истории, примерит ее на себя.
Заметьте история всегда содержит в себе определенные сложности, альтернативы, в ней не должно быть одного правильного решения, так наши ученики смогут не только освоить нужные навыки, но и понять, где и когда их нужно применить. А ведь именно в этом и состоит зачастую проблема, когда мы говорим о том, что образование не всегда помогает успешной карьере или вообще в жизни. Выпускники знают, умеют, но не знают или не помнят, в какой именно момент применить тот или иной навык. В обучении знания и навыки вырывают из жизненного контекста. Простые примеры, демонстрирующие какие-либо знания или навыки – это не истории, истории сложнее, они являются единым целым и влияют на человека очень глубоко. Примеры - всего лишь части этого целого, которые не трогают глубинных психологических процессов. 
Мы предлагаем обратиться к опыту театра и кинематографа, поскольку именно они накопили солидный опыт создания увлекательных историй.
 Хорошая история – это драма!
Обратимся к законам драматургии. Во-первых, любая хорошая история – это единое целое, последовательное повествование. Героем повествования должна стать цельная натура, мы должны понять героя, знать его, сопереживать ему. Идеально, если он похож на нас с вами, или мы хотим быть похожими на героя. Почему, к примеру, большинству взрослых людей нравятся советские фильмы, посмотрите на героев – это же мы с вами.
Во-вторых, для того, чтобы история стала драматической, герой должен столкнуться с препятствием, именно в этот момент завязывается так называемый драматический узел.
В-третьих, непременным атрибутом любой драмы является борьба, препятствие выражается в конкретных действиях, которые противостоят стремлению героя. Борьба может быть и внутренней, когда герой противостоит себе, к примеру своим слабостям, а может быть внешней – с другими людьми, с государством, обществом, ценностями, нравами и т.д.
При конструировании истории надо помнить о композиции в драматургии.
Вспомним, любое повествование начинается с экспозиции или завязки. Вы должны понять, что никто из ваших слушателей ничего не знает о вашем герое, поэтому мы должны объяснить им:
-кто персонажи;
-где они находятся;
-когда происходят действия;
-что они хотят (собственно завязка).
В хорошей драме, вслед за завязкой происходит нарастание действия, когда интерес зрителя постоянно подогревается, в противостояние вводятся новые силы, происходят маленькие победы и поражения, зрителю кажется, что исход уже понятен, но в этот момент решающая битва снова откладывается. Без этого нарастания драма становится слишком простой.
Следующий этап – кульминация, момент, когда происходит катастрофа, момент решающей битвы. Все заканчивается развязкой, которая окончательно ставит точку.
Есть один нюанс: часто история является интересной не только потому, что рассказана по всем канонам драматургии, но и потому, что рассказана вопреки канонам, но для того, чтобы удивить человека нарушением канонов, их надо знать.
Вся драматургия необходима для одного – оставить глубокий эмоциональный след, это поможет запоминанию, это позволит примерить на себя ситуацию. А вот то, что помогло герою выиграть противостояние – и есть тот полезный учебный материал, как говорят, инсайт, ради которого все и затевалось.
Помимо сценария, эффективность видеоурока заключается в правильной визуальной подаче учебного материала, поскольку, очень просто перегрузить видеоурок информацией, не соблюдая правила типографики, цветоведения, основ композиции и другие особенности дизайна.

Список литературы
1. Булавкин И.А. Blended learning – новая модель образования: перспективы внедрения смешанного обучения в вузе // Информатизация образования: теория и практика: сб. материалов Междунар. науч.-практ. конф./ под общ. ред. М.П. Лапчика. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2014.,С. 191 – 193.
2. Кондакова М.Л., Латыпова Е.В. Смешанное обучение: ведущие образовательные технологии современности // Вестник образования. – 2013. - № 9 (2759). – С. 54-64.
3. Макгонигал К. Сила воли. Как развить и укрепить. М.: Манн, Иванов и Фарбер, 2012. – 320 с.